95 процентов экспорта или как обнинские изотопы покорили мир

icon 15:20
icon 8 просмотров
95 процентов экспорта или как обнинские изотопы покорили мир

На продукцию обнинского «Циклотрона», крупнейшего в мире производителя изотопов кобальта-57 и германия-68, стоит очередь.

Собственно, оба этих факта — и то, что обнинский «Циклотрон» крупнейший в мире производитель двух циклотронных изотопов, и то, что за ними стоит очередь, — уже могут внушить гордость обнинцам. Но удивительней другое. Дело в том, что предприятие это, во-первых, небольшое (около сотни работающих), а, во-вторых, частное.

И это абсолютно идет вразрез с общепринятым правилом: мол, на ускорителях работают в крупных компаниях, в госкорпорациях, там, где на серьезную материальную основу поставлен научный поиск. Как же «Циклотрон» удерживается в этом ряду?

95% на экспорт

За вычетом малой доли в 5% все изотопы «Циклотрона» идут на экспорт, в 40 стран мира — в Германию, Англию, Францию, Италию… Причем основная часть — в США и Германию. Про санкции в данном конкретном случае никто даже не заикается: Америке обнинские изотопы необходимы. Из кобальта-57 изготавливают радиоактивные, например, источники для калибровки медицинских гамма-камер. Спрос велик, а чтобы делать собственные изотопы, американским фирмам потребуются огромные вложения.

Еще больший спрос на германий-68. Он используется при изготовлении генераторов галлия. А те, в свою очередь, необходимы в ПЭТ-комплексах. Позитронно-эмиссионная томография сегодня — один из самых инновационных методов диагностики болезней. Он совершенно не похож на привычные методы сканирования — компьютерную или, например, магнитно-резонансную томографию. Дело в том, что он показывает не анатомическое строение человека, а особым образом фиксирует особенности работы органов, замечая отклонения в их функционировании.

Почему же чуть не вся продукция «Циклотрона» идет на экспорт? Разве России она не нужна? Беда в том, что у нас радионуклидная диагностика и радионуклидная терапия выполняются, в основном, по квотам на высокотехнологичное медицинское обслуживание, а не в рамках обычной страховой медицины. То есть дефицитны по определению. Этим и сдерживается спрос. Но когда ядерная медицина займет положенное ей место в отечественном здравоохранении, «Циклотрон» будет готов работать под ее запросы. Более того, в прошлом году были начаты и в этом году будут продолжены в ГНЦ имени Бурназяна исследования с новым продуктом «Циклотрона» — цирконием-89.

Опережая время

Излишне говорить, что работа «Циклотрона» очень серьезно завязана на науку. Создать полный технологический цикл производства изотопов, включая разработку технологии изготовления мишеней, режимов облучения мишеней, их радиохимическую переработку, — серьезная научная задача. И над ее решением на предприятии работают ежедневно. Насколько успешно? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить, например, что ряд технологий производства изотопов и изделий на их основе защищены патентами. Хотя, наверное, более точно отвечают потребители продукции «Циклотрона»: они выделяют предприятие среди конкурентов.

«Недавно на ускорителе возникла очень серьезная техническая проблема, — рассказывает генеральный директор предприятия Анатолий Разбаш. — На ее решение потребовалось несколько очень напряженных дней. Мы все нервничали. И важно то, как в это непростое время работал коллектив. Практически как единый организм. Никто не делил: это мне положено, а то — нет. «Чужой» работы не было. Я считаю, такое отношение дорогого стоит».

Сегодня перед предприятием стоят очень серьезные задачи. Бесконечно увеличивать производительность труда, чтобы «выдать на-гора» больше изотопов, не получится. В конце концов, у любого оборудования есть технологические ограничения.

А чтобы запустить комплекс с новым ускорителем, нужны громадные вложения, порядка 15-20 млн евро. Сегодня эта задача для «Циклотрона» кажется неразрешимой. Но учитывая, что альтернативы ядерной медицине нет, на предприятии уже думают об альянсе с крупными компаниями. «Это важно, чтобы удержать завоёванные позиции, — объясняет Анатолий Разбаш. — У нас уже есть технологии, а у наших потенциальных конкурентов есть установки и финансы. То есть мы можем стать партнерами».