Крымский референдум: обнинцы - участники тех событий вспоминают весну 2014-го

icon 16-03-2017 13:02
icon 50 просмотров
Крымский референдум: обнинцы - участники тех событий вспоминают весну 2014-го

Сегодня, 16 марта 2017, исполнилось три года с того дня, когда история новой России разделилась на «до» и «после». Крымский референдум, по сути и был – «революцией достоинства», когда народ сделал свой исторический выбор без раздирания глоток, горящих покрышек и прочих атрибутов «майданного» шоу. Статистика говорит, что более 90% крымчан проголосовало в тот день за воссоединение с Россией, но можно с уверенностью сказать, что этот выбор сделала вся страна. И эта незримая, но ощутимая поддержка не дала прогреметь ни одному выстрелу, не дала состояться ни одной провокации. Конечно, сохранению спокойствия немало способствовали «вежливые люди», ставшие символом «молчащей силы», своей уверенностью приводившие в оцепенение всех желающих сорвать референдум. Но нельзя не вспомнить о тех, кто в самом начале "крымской весны" встали на защиту полуострова, доказали на деле верность утверждения, что «мы своих не бросаем».

Нас позвали, мы поехали

Сергею Мельницкому позвонили на личный телефон 28 февраля. Звонили из московского представительства Войска Донского. «Поедешь в Крым? Наши оттуда просят о помощи. Нужны добровольцы». Он и еще семеро обнинских казаков собрались моментально. И уже к вечеру проехали полдороги в сторону Ростова.

В Ростовской области, где казачье сообщество имеет серьезный вес, в этот день казачье войско было приведено в боевую готовность. Возле Керченской переправы собрались казаки-добровольцы, не только из Краснодарского края, а из Тулы, Воронежа, Липецка. На душе было тревожно. Первая группа, уехавшая на пароме, вернулась — их не пустили через таможню. Украинские пограничники испортили паспорта и вернули людей под формальным предлогом. Но на тот берег попасть было необходимо. В этот момент Сергей отправил обратно в Обнинск двух людей из своего отряда — у первого только что родился ребенок, второй один воспитывал 5-летную дочку. Сергей не смог взять на себя ответственность — события могли пойти любым путем.

Паломники в папахах

А оставшиеся казаки решили отказаться от снаряжения, формы и внешней атрибутики. Переправляться стали маленькими группками, мол, паломники, в Керчь едем, в церковь…

После пропускного пункта вышли в город и достали папахи. Люди на улице бросились к ним обниматься, хлопали в ладоши — свои пришли! К вечеру казаки добрались до Севастополя и влились в состав бойцов народной самообороны города.

«Мы вместе с бойцами народной самообороны дежурили на блок-посту в Верхнесадовом, — рассказывает Сергей Мельницкий. — Пост стоял на дороге, мы должны были досматривать машины, не допускать в Севастополь людей с оружием и взрывчаткой. Нам жители теплые вещи несли, еду тащили пакетами — соления свои приносили, колбасу. Разворачиваешь пакет — а там записка с телефоном, мол, звони, если нужно, приедем, поможем».

Оружия у них не было. «Сначала мы дергались, когда с украинской стороны на нас наводили лазерные прицелы, и на теле появлялось зеленое пятнышко, а потом привыкли», — улыбается Мельницкий.

3-я оборона Севастополя

Между тем, ситуация нагнеталась. Люди готовились к диверсиям и ждали всего, чего угодно. Например, в Симферополе на украинской противочумной станции хранилось 7 тысяч проб патогенных возбудителей. Станция не охранялась. Никем не охранялось и Чернореченское водохранилище, обеспечивающее водой Симферополь и Севастополь. Такие «дыры» затыкались казаками-добровольцами. Походный атаман донских казаков есаул Николай Дьяконов возглавил мобильную бригаду быстрого реагирования — на случай непредвиденных обстоятельств. Ночами местные члены севастопольского общества охотников уходили с винтовками на тропы в горы, чтобы перекрыть не долько дорогу, но и вообще любой путь диверсантам. Пост в Верхнесадовом усилили ростовскими казаками, потом подъехали наши, малоярославецкие, под руководством Олега Грибкова, подтянулись казаки-чагринцы, тоже из нашего региона… Приехал боровский атаман Андрей Акинфеев. Военный хирург, он прошел Приднестровье, Абхазию, много раз бывал в Чечне…

«В Севастополе настолько сильны были пророссийские настроения, что проезд в маршрутке за рубли стоил в полтора раза дешевле, чем за гривны, — рассказывает Сергей Мельницкий. — А местное население время с 91-го года до референдума называет «Третья оборона Севастополя».

Домой, в Обнинск

Референдум в Крыму состоялся. Люди получили возможность выразить свою волю. Фейерверк над Севастополем в честь его возвращения в состав страны, радостные жители на улицах — праздник, который никогда не забудут те, для кого «Крым наш» — не просто слова.

18 марта наши казаки отправились домой. По возвращении из Крыма, в России была организована единая общественная организация казаков «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья». Сергей Мельницкий возглавил его региональное отделение.

А осенью 2014 года старший сын Мельницкого с женой и дочкой-первоклашкой уехал жить в Севастополь.

Использованы материалы издания «НГ-Регион»

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии 0

Нет комментариев