Под Обнинском поселились беженцы из Германии

17-06-2017 14:15
190 просмотров
Под Обнинском поселились беженцы из Германии

Это шокирующая история про семью Миних, которая была вынуждена бежать из Германии, чтобы спасти своих детей от «демократических» завоеваний Европы. На примере этой семьи можно сделать вывод, что сегодня быть русским и отстаивать традиционные семейные ценности не возможно в обществе, для которого толерантность, казалось бы, основа всех идеологических направлений.  

Сейчас Минихи пытаются обустроиться в соседнем c Обнинском Жукове. «Мы — беженцы из Германии, — объясняет Катарина, — сегодня бывает и такое». Сама она уехала в Германию еще при СССР, ей было всего 14. Вышла замуж за русского, родились дети, пятеро. Катарина с мужем работали, воспитывали ребятишек. Воспитывали неплохо — все дети, например, знают три языка, а старшая дочь — четыре.

В начале всё было хорошо

Своих детей семья Миних учила в частной русской школе, там большинство учителей русские, на русском разговаривали и дети. Получалось дороговато, но семья справлялась. Сама Катарина работала медсестрой, 18 лет стажа! Муж — рабочий, фрезеровщик. Дмитрий с гордостью говорит, что его семья никогда не пользовалась социальными пособиями, всегда зарабатывали сами. Построили большой дом. Отдыхать ездили всей семьей на Средиземное море.

«Я приехал в Германию в 1998 году, — вспоминает Дмитрий. — Тогда у власти находился Коль, и отношение к русским было достаточно благожелательным. Они были благодарны за возврат ГДР. Потом канцлером стал Шредер — вообще нормальный мужик, двух русских детей принял в свою семью. Но он не устраивал США, и канцлером стала Меркель. Мы сначала обрадовались, ведь она когда-то училась в Донецке. Однако ситуация в стране поменялась. И перемены лично для нашей семьи начались с закона «о третьем туалете» в школе».

Третий туалет

«Два года назад появился закон о третьем туалете в школе, — Дмитрий морщится. — В Германии сейчас какие порядки? Считается, что не важно, какого пола родится ребенок. Он может выбирать — кем ему быть. Допустим, сегодня он думает, что он девочка, и пользуется женским туалетом. А завтра решает, что он мальчик — и пользуется мужским. А на третий день он не определился, кем сегодня хочет быть, и тогда отправляется при необходимости в третий туалет».

Дмитрий и Катарина растили детей в традиционных семейных ценностях. Окружению такое развитие событий очень не нравилось. К тому же поднялась волна русофобии. Дмитрию приходилось слышать: «Давить вас нужно. Крым забрали, и Берлин заберете!»

Власти потребовали переформировать русскую школу. Заменить половину учителей на немецких, половину учеников распределить по другим школам, а в эту — влить других ребятишек.

На страже европейских ценностей

Как-то на работе один из сотрудников, имеющий нетрадиционную ориентацию, начал предъявлять Дмитрию претензии за российский закон, запрещающий гей-пропаганду среди несовершеннолетних. «И правильно, — высказал свое мнение Дмитрий. — Я против любой сексуальной пропаганды среди детей».

Не прошло и пятнадцати минут после разговора, как владелец мастерской подошел к Дмитрию и заявил: «Собирай вещи и убирайся отсюда!» «Разве я не имею права высказать свое мнение?» «Не в этом случае! Если я не отреагирую, то лишусь бизнеса».

В демократической Германии Дмитрия и Катарину обвинили в том, что они слишком русские: дома пользуются русским языком. Не придерживаются толерантных взглядов.

А тут и в семье возникла проблема. Их старшая девочка Мелисса в 16 лет увлеклась 24-летним парнем. И сбежала к нему. Три дня девчонку разыскивали с полицией. Катарина и Дмитрий боялись, что не увидят девочку живой.

Цена позиции

Когда Мелиссу нашли, ее парень написал кляузу, что девочку истязают родители. И ее изъяли из семьи в интернат вместе со второй дочерью Алиной. Той тогда исполнилось 14.

Власти решили, что семья нуждается в адаптации. Семь месяцев в семью постоянно приходила психолог. Выясняла, какова обстановка в доме. Разбиралась во взглядах родителей на те или иные вопросы общественной жизни, указывала на неправильные, не европейские взгляды. Родителей предупредили: если они попробуют увидеться с дочерьми, их навсегда лишат родительских прав. А девочкам в то же самое время твердили — ваши родители от вас отказались. Они не хотят вас видеть… Тем не менее Мелисса категорически заявила о желании вернуться в семью. И ушла из своего учебного заведения. Алину же власти тотчас изолировали.

Катарине и Дмитрию сообщили, что младших детей с удовольствием примет любая приемная семья. А учитывая «таежные» принципы в вопросах полового воспитания в семье Минихов, их отход от европейских ценностей, лучше всего, если новая семья будет однополой. Тогда детей воспитают правильно.

Бегство

Вскоре Минихи получили официальный вызов в суд по лишению родительских прав. «Мамочка, бежим!» — попросила Мелисса.

Они считают, что им повезло. «Обычно ведь как бывает? — делится Катарина. — Полиция приезжает в школу или детский сад, забирает оттуда детей, а потом уже родителям сообщают, когда будет суд. Он может длиться несколько лет, и все это время видеть детей нельзя». Семья тут же собрала чемоданы, и уже по пути в аэропорт купили билеты на самолет в Киргизию — туда не нужно было оформлять визу, как в Россию, и там были родственники.

«Нам повезло, что мы успели увезти ребятишек. Друзья рассказывали, что за детьми приходили в школу, искали их… Что теперь будет с Алиной, не знаем. Мы пытаемся через различные правозащитные организации выяснить, где наш ребенок, но результатов пока нет».

Но и в Киргизии оказалось не так безопасно, как рассчитывали. Через некоторое время Мелиссу стали вызывать в германское посольство с целью вернуть назад. И семья тут же уехала в Россию.

В нашу страну Минихи прилетели по туристической визе. Ее срок — месяц. А что дальше? Единственная надежда — стать участниками госпрограммы переселения соотечественников. Но для этого требуется длительное оформление документов. Один из вариантов – официально получить статус беженцев, но в формальный список причин для него ситуация Минихов не вписывается. Ещё можно добиться временного разрешения на проживание. Именно этим путем пошли Катарина и Дмитрий. Им предложили поехать в Калужскую область, сейчас они обосновываются в Жукове. Смогли подешевле снять недостроенный дом без мебели.

Бюрократическое колесо у нас проворачивается не быстро. Как жить Минихам, у которых здесь нет никого? Дмитрий — фрезеровщик, Катарина — медсестра. Но работать они не имеют права. Нет разрешения. И как кормить детей? Как их учить? Лечить? Кругом — одни вопросы. Без ответов.

Трудолюбивая семья просит одного — разрешить работать. И тогда все остальные проблемы они смогут решить сами. А пока документы вылеживаются в кабинетах, может быть, кто-то из наших читателей найдет способ помочь семье, которую судьба поставила в крайне тяжелую ситуацию. Для таких людей мы публикуем телефон Катарины 8(915)363-91-25.

Послесловие

Возможно многим из тех, кто прочитал эту историю, покажется диким и неправдоподобным  такое положение дел на Западе. Кто-то посчитает это единичным случаем.

К сожалению, произошедшее с семьёй Минихов – последствие системы, которая действует в Европе масштабно и давно. Ещё в 2013 году было опубликовано интервью Ирины Бергсет газете "Завтра", о том как она стала жертвой норвежской содомитской мафии. Тамже она подробно рассказывает о системе "Барневарн" в норвежских органах опеки, которые занимаются изъятием детей и передачей их в другие семьи, как правило, однополые. Ирина приводит страшные цифры изъятых детей — 200 тысяч в Норвегии, 300 тысяч в Швеции, 250 тысяч в Финляндии, в Германии. Родительство, как связь родителей с ребенком, планомерно уничтожается.

Как и героям нашего рассказа, Ирине Бергсет пришлось бежать в Россию, чтобы спасти хотя бы одного из детей. Жуткая история о работе всесильной карательной системы Барневарн и о том, с чем приходится сталкиваться русским женщинам, уехавшим в Европу, подробно описывается в статье «Что на нас движется, или кошмар современной Европы».

Ипользованы материалы издания "НГ-Регион"

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии 0

Нет комментариев